Как явление татуировка сложна и неоднозначна, но, несмотря на это, она все же сумела обрести невероятную популярность, особенно в молодежной среде. Большой выбор технических средств позволил упростить и сделать почти безболезненным процесс нанесения нательных рисунков. В таких условиях трудно ожидать, что сохранится их былая символика. В целом она действительно утрачена, но в отдельных социальных группах ее важность по-прежнему велика. Определенные знаки используются религиозными сектами, молодежными группировками различных направлений, особенно это актуально для преступных сообществ, которые, увы, имеют место в нашем цивилизованном мире.
В странах и областях, где существует давняя традиция татуирования – Америке, Индии, Полинезии, Японии, – люди охотно украшали свое тело «вечными» рисунками. При этом у знати они были самыми роскошными. В этих краях невольникам тэту не делали, поэтому странно, что сегодня преступники клеймят себя самиИстория «воровских» татуировок насчитывает несколько столетий и, предположительно, берет начало от обычая клеймить осужденных преступников. Со временем он изменился, и члены преступных групп стали по собственной инициативе наносить на кожу знаки, позволяющие им отличать своих от посторонних. Возможно, немалую роль в появлении языка символов сыграло и подражание ритуальным татуировкам.
Нательная «живопись» в преступной среде развивалась независимо от принадлежности к той или иной стране, нации, политическому строю. Со временем она стала своеобразным языком общения, который знали только посвященные.
В местах заключения татуировка являлась единственным документом человека, удостоверяющим его личность, так как официальные бумаги обычно хранились у администрации, одежда у всех была казенная, а доверия к словам в преступной среде не было никогда. Только из татуировок сокамерники черпали сведения о вновь прибывшем: определяли его положение в преступной среде, узнавали о делах, им совершенных, мировоззрении, наклонностях. Кроме того, в преступном мире татуировки использовались для передачи конкретных сообщений.   Зашифрованную   в   рисунках   и   надписях информацию  наносили на тело курьера – того, кто отправлялся в места лишения свободы невольно или намеренно, лишь для того, чтобы доставить письмо в нужное место.
Заподозренным в связях с руководством исправительного учреждения, то есть в доносительстве, а также тем, кого поймали на краже у сокамерников, слабовольным или, напротив, осмелившимся возражать старшим в тюремной иерархии по приговору «воровского суда» принудительно делаются татуировки унизительного содержания.

Со временем язык татуировки менялся, рисунки усложнялись, возникал новый смысл, новые изображения. Довольно быстрое развитие татуировок в уголовной среде связано с тем, что одни и те же картинки воспроизводились разными мастерами по-разному. В разных местах значение их искажалось или приобретало иной оттенок. В связи с этим почти невозможно классифицировать «воровские» татуировки, тем более  что их обладатели весьма неохотно раскрывают содержание своих нательных знаков.

Интересно и полезно

В России в середине XX века «воровские» татуировки были распространены из-за того, что большая часть населения побывала в местах лишения свободы. В уголовной среде сложились правила и законы нанесения рисунков, были установлены права на их ношение. Тело заключенного стало эдаким личным делом, которое могли прочитать лишь посвященные. Тот, кто носил тот или иной рисунок не по праву, жестоко наказывался, особенно если осмеливался присвоить себе знак, положенный лицу, занимающему высокое положение в тюремном мире. Во избежание подделки изображений придумывались новые способы подачи известных символов, привычные картинки дополнялись новыми элементами, на первый взгляд незначительными, зато подтверждавшими происхождение самого рисунка.
Татуировки преступников стали регистрироваться, а значит, свелись к определенному единству только в XX веке. Вначале это произошло в Европе, затем в России, хотя полицейским система в этой области была нужна всего лишь для того, чтобы хранить особые приметы своих подопечных. Первым обратил внимание на биографическое значение тюремных татуировок итальянский врач-философ Чезаре Ломброзо, который в рамках своей работы изучал психологию преступников.

В России «воровские» татуировки были приведены в систему относительно недавно, вскоре после знаменитой горбачевской перестройки, когда специалисты и просто люди заинтересованные получили возможность проникнуть в запретную ранее область. Немалый вклад в это полезное дело внесли ученые, преимущественно те, которые пострадали   от   сталинских   репрессий,   а   также   следователи и  криминалисты. Благодаря их работе нашим современникам стало известно значение некоторых самых распространенных тату-символов.
Преступная среда издавна представляла собой отдельный мир со своими языком, культурой, связями. Он вызывал страх и неприятие у окружающих. Однако одновременно с негативным отношением существовал и, кстати, доныне существует огромный интерес к преступному миру и всему, что его окружает, в том числе и к татуировкам.
Еще один момент привлекательности тэту исходит от древних традиций. В далекие времена боевые рубцы и шрамы покрывали тело закаленных воинов и охотников. Неудивительно, что окружающие связывали их с сущностью самого носителя, представляя разрисованного человека непременно сильным, мужественным, храбрым, то есть наделенным лучшими человеческими качествами. В систему инициации -обучения и обрядовых испытаний молодежи – вошли и различные болевые испытания (ожоги, ранения и банальное избиение палкой). Только тот, кто мужественно проходил весь цикл инициации, получал право называться взрослым человеком, а свидетельством тому были рубцы и шрамы – своеобразный аттестат зрелости, написанный прямо на теле.
В последние годы резко возросшая мода на татуировки часто приводит к тому, что многие люди, особенно молодые, незнакомые со значением того или иного символа, наносят рисунок на кожу просто потому, что он нравится. При этом мало кто из них подозревает, что наличие определенных символов может невольно сделать их частью преступного сообщества, поставить в неудобное положение или даже создать угрозу для жизни и здоровья.